Бьерн в зарослях туссока

Подплывая к острову, мы видели крышу домика, стоящего на лужайке. В нем нам предстояло прожить десять дней. Туда, наверх, через непроницаемую с виду завесу трав, по зеленым туннелям мы должны были перетащить наше снаряжение: бочонки с пресной водой, мешки с торфом — все, что необходимо на этом острове, где господствовали лишь птицы да туссок.

Сперва налегке, без ноши, мы вступили под своды старой увядшей травы. Мы спотыкались, наши ноги скользили по слякоти между кочками, за воротник текли потоки холодной дождевой воды. Мы сразу же потеряли направление. Харриет испугалась. В Порт-Стэнли ей рассказали, будто одна пара морских львов отделилась на острове от стада и что морские львы могут в любую минуту вынырнуть из зарослей туссока. Куда бежать, если мы их встретим? Замкнутое травой пространство внушало Харриет ужас, она требовала, чтобы мы держались за шнурок, чтобы не потерять друг друга.

Наш крохотный Бьерн полз на четвереньках и, судя по всему, был очень доволен. А он еще не знал, что впереди его ждет развлечение. Через несколько шагов под бурой кочкой он нос к носу столкнулся с сердито квохчущим магеллановым пингвином, сидевшим у входа в свое жилье. Бьерну еще не приходилось слышать, чтобы птица издавала такие звуки, и он, желая вступить в разговор, попробовал повторить речь пингвина. Это была поистине необыкновенная встреча под сводом высоких стеблей туссока.

Когда серый, видавший виды домишко наконец неожиданно показался перед нами, нас нельзя было назвать поклонниками туссока. Но пройдя несколько раз от берега к дому и обратно, мы поближе познакомились с каждой кочкой, они приобрели индивидуальные черты, и вскоре нам уже требовалось всего пять минут, чтобы проделать этот путь. Теперь, когда мы тащили мешки с торфом, туссок как бы расступался перед нами. Общение с ним стало более приятным, а когда с листьев стала испаряться влага, окутывая их нежной дымкой, когда стебли купались в ярком свете восходящего солнца, мы оценили и красоту туссока.

бьерн в зарослях туссока

Морские ветры летели над островом Кидней, перебирая высокие стебли, играли ими, как подвенечной фатой. Туссок никогда не достигает высоты травяного великана бамбука. Зато в проходах между его густыми кочками не могут расти другие растения, которые прекрасно себя чувствуют во мраке бамбуковых плантаций на востоке Азии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *