Чтение писем под вой урагана

Летняя ночь на Фолклендских островах имеет мало общего с нашей северной летней ночью. Правда, местные жители говорили, что у них уже давно не было такого плохого лета. Но эта летняя ночь у водоема № 2 была похожа на кошмарный сон. Ветер надувал палатку, словно воздушный шар, через каждые полчаса налетал шквал со снегом и градом. Он неистовствовал минут пятнадцать, а затем стихал, оставляя сосущее чувство пустоты. Но палатка не промокала, и я занимался разбором почты, которая добиралась до меня два с половиной месяца.

Доктор Де Фриз, работавший на исследовательской станции имени Чарлза Дарвина на Галапагосах, в письме, пересланном сюда из Швеции, описывал фантастическое извержение вулкана на острове Фернандина, где я год назад снимал фильм о нелетающих бакланах и самых северных в мире пингвинах и где от доисторической эпохи остались похожие на драконов морские игуаны, питающиеся водорослями. Через три дня после извержения доктор Де Фриз вместе с другими учеными поднялся к кратеру. Ими было установлено, что дно кратера опустилось на триста метров и что бывшее там озеро вторично исчезло за последние десять лет. Во время спуска ученые зарегистрировали 54 подземных толчка. Чтобы сохранять равновесие, им приходилось опираться на палки…

Напоминание о неуплаченных налогах и требование явиться на занятия по гражданской обороне я отложил не читая. Длинная рука закона не могла дотянуться до этой палатки, и я при всем желании не мог бы в данную минуту выполнить свой долг перед отечеством.

Эскимос Нельсон Алова с острова Святого Лаврентия прислал письмо с благодарностью за посылку с платьями для его дочери Кристины, которая дошла до них только через год. Он писал об удачной охоте на моржей в Беринговом море, о том, что его судно чуть не затонуло под тяжестью сала, шкур, моржового клыка, тюленей, морских птиц и других даров этого холодного моря.

Письма от матери, от дочери, от больного друга, от одного искателя приключений, который рвался поехать со мной в следующее путешествие в качестве повара, и от другого, который предлагал служить носильщиком… Занесло машину, умер друг… Письма грустные, письма веселые, новости, рецензии. Друг Улоф писал, что нация всеобщего благоденствия раскошелилась на сто миллионов крон в честь памяти какого-то ребенка, который умер две тысячи лет тому назад. А в менее богатых странах тысячи детей умерли от голода, пока я читал эти строки.

Меня разбудил ветер, хлопавший краями палатки. Серые, резко очерченные тучи, между ними синие щели. Ветер гнал меня по пустоши, вверх — на пригорки, вниз — в лощины. Гуси, щипавшие траву, испуганно загоготали у меня под ногами. Овцы, не оглянувшись, с блеянием обратились в бегство. Горы, окутанные свинцовым туманом, выглядели зловещими. Ветер вырывал из рук бинокль, словно хотел помешать мне открыть тайну водоема № 3. Во время его свирепых атак мне не оставалось ничего иного, как садиться на землю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *