Как просыпаются пингвины и дети

Однажды на острове Кидней я осмелился вступить в единоборство с ледяным ветром ради того, чтобы посмотреть, как устраиваются на ночлег пингвины-скалолазы. Один из супругов сидел на яйце. Другой только что вернулся с рыбной ловли. Они необычайно горячо приветствовали друг друга, их вид, движения и громкие голоса выражали радость свидания. Вернувшийся проявлял свою преданность, перебирая перья на шее у того, кто сидел на яйце, а она — мне показалось, что это была самка,— грациозно вытягивала шею, вся ее поза выражала блаженство. Вернувшийся домой супруг обошел границы своего участка, агрессивно поглядывая то направо, то налево. Испуганные соседи бросали на него столь же агрессивные взгляды.

По мере того как темнело, супруги уже не так бурно проявляли свой темперамент. Вернувшийся супруг зевнул и влез в их узкое жилище, устроенное среди туссока и небольших камней. Пингвины тесно прижались друг к другу. Громкоголосый концерт вокруг понемногу стихал. И вскоре чета скалолазов уже спала, втянув головы в плечи и задрав клювы к ночному небу. Опущенные веки скрывали красные, как смородина, глаза, над которыми ветер трепал желтые хохолки.

семья пингвинов разных пород

мезальянс

Когда над мысом Волинтир встает рассвет, королевские пингвины еще спят, спрятав голову под крыло, тогда как в соседней колонии ослиных пингвинов все уже давно на ногах. Ослиные пингвины разгуливают вперевалку по своему гнездовью и собирают друзей, чтобы спуститься к морю для утреннего купания. Дети еще не проснулись. Они крепко спят, восстанавливая силы, потраченные на переваривание пищи, которой накануне набили свои желудки.

В то утро, ради исключения, сверкало солнце, с каждой минутой свет его становился все ярче, и постепенно королевские пингвины начали пробуждаться ото сна. Они озирались с заспанным видом, потягивались, разминали затекшие лапы, зевали и трясли головой.

Три королевских пингвина, проснувшиеся раньше других, прогуливались бок о бок. Они проковыляли среди ослиных пингвинов, обогнули несколько кочек мятлика, внимательно обследовали магнитофон Харриет, ничего, однако, не тронув, и вернулись восвояси.

Один королевский пингвин был явно сердит на свою сидевшую на яйце супругу, которая все еще сладко спала, задрав в небо клюв. Ее оранжевая грудка блестела на солнце, точно шелк, из-под толстой складки кожи, под которой скрывалось яйцо, торчали кончики лап. Казалось, будто спящая птица сидит на пятках. Супруг почистил клювом воротничок, покрутил головой, поднял к небу клюв и протрубил подъем. «Проснись, спящая царевна! Это я, принц!»

В это время проснулся и наш сын Бьерн, он открыл свои светло — голубые глаза и вылез из спального мешка. В палатке он обнаружил запечатанную скотчем кинопленку и решил зарядить для меня кассету. Он много раз видел, как это делается.

Но ветер подхватил и унес скотч, а за ним последовала черная предохранительная бумага. 120 метров цветной пленки серпантином вылетели из палатки. Когда Харриет увидела, что произошло, с ней чуть не случился нервный шок. А счастливый Бьерн ждал похвалы от благодарного отца.

Но он ее не дождался. На пленке был отснят десятиминутный цветной фильм о том, как пробуждаются утром королевские пингвины. Неудачное утро не станет удачным, даже если над Фолклендскими островами сверкает солнце.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *