Лекция для школьников

Неожиданно в кустарнике закричал осел. Один из наших ослов ответил на его крик, и тут же наш лагерь окружила шумная толпа школьников. Учитель ехал верхом на взмыленной храпевшей лошади. Его жена с младшим отпрыском, одетым в военный шлем, ехали на осле. Другой осел тащил вьюки с котлами и палатками.

Школьники Санта-Круса совершали первую экскурсию в заповедник слоновых черепах. Они пришли из деревни Оксиденте, расположенной на склоне вулкана. Молодой учитель хотел показать своим ученикам те удивительные существа, которые дали архипелагу свое имя. Пастырь слоновых черепах Мигуель Кастро был счастлив до слез и тут же на лоне природы прочел школьникам импровизированную лекцию. Он рассказал внимательно слушавшим детям о старых замшелых гигантах, весящих по 250 килограммов, о только что вылупившихся из яиц черепашках величиной с ладонь, о черепашьих яйцах, которые инкубируются в земле по семь — десять штук в течение восьми месяцев, о немногочисленных детенышах, которым удается выбраться из-под корки засохшей земли, об одичавших свиньях, пожирающих яйца и молодых черепашек…

Он выступал перед благоговейно слушавшей, жадной до знаний аудиторией того поколения, которое увидит, как претворится в жизнь цель — спасение прошлого ради будущего, цель, во имя которой и был создан Фонд Чарлза Дарвина. Две шипящие слоновые черепахи иллюстрировали эту лекцию. Они были совершенно невозмутимы и щипали траву в полном убеждении, что им не грозит никакая опасность. В эту минуту Галапагосские острова действительно были зачарованными… Зачарованными доброй волей людей.

Там, где не движется время

там, где не движется время

Все утро мы объезжали на моторной лодке черные скалистые берега Тагус Коув, изумительно красивого залива в северной части острова Исабела (Альбемарль). Среди каменных глыб, под нависшими утесами, в расселинах скал мы высматривали белоснежные манишки редко встречающихся галапагосских пингвинов. Но мы не увидели ни одной птицы, хотя ночью слышали их воркотню недалеко от «Бигля».

ландшафт галапагоссов очень изменчив

мыс острова исабелла кажется покрытым арктическими льдами

Не найдя ничего интересного, мы вспомнили о голоде и жажде. Всем захотелось омаров. Первоклассный пловец и ныряльщик Ричард Фостер, вооружившись маской и копьем, прыгнул за борт. Через несколько минут по дну лодки уже ползали пять больших лангустов. А когда мы возвращались на «Бигль», то наконец увидели первого пингвина. Пингвин казался больным и даже не отодвинулся, когда мы к нему подплыли.

Ричард выпрыгнул из лодки и схватил пингвина. Вдоль правого бока у того тянулась кровавая рана. Очевидно, он подвергся нападению акулы или морского льва. Но сил у пингвина было еще достаточно и настроен он был далеко не миролюбиво. Острым клювом он ударил Ричарда в нос и в верхнюю губу. Ричард сразу же отказался от роли спасителя пингвинов.

Наш светловолосый кудрявый кок Гуннар (сын Глории Люндберг, который теперь вместе с матерью и сестрами живет в Швеции) приготовил омаров, и мы наслаждались этим деликатесом на палубе «Бигля», наблюдая, как стая олуш ныряет за рыбой. Я взял бинокль и начал следить за галапагосским канюком, который парил в теплых струях воздуха над нашими головами. Наконец он нырнул в крону дерева, стоящего у верхнего края кратера, и уселся на верхних ветвях.

С другой стороны прилетел еще один канюк и тоже сел где-то поблизости. Я высмотрел их крепость, устроенную в кроне дерева Пало-Санто, стоявшего без листьев. Вот куда нужно залезть во что бы то ни стало! Пусть жара, пусть гнездо находится так высоко, что попасть туда почти невозможно. Надежда сделать красивейшую из всех сделанных мной фотографий заглушила последние доводы разума.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *