Мелкие неприятности будней

Связи с космосом у Порт-Стэнли налажены отлично. Две спутниковые станции из множества спутников, кружащихся в мировом пространстве, бесперебойно передают сюда свежую информацию. А вот сухопутная и морская связь тут немного капризны. Письмо, отправленное на Фолклендский архипелаг через Монтевидео, попадает иногда на место назначения лишь через несколько месяцев.

В настоящее время на архипелаге выходит всего две газеты: одна церковная, размножаемая на ротаторе, где отдел новостей находится на самом низком уровне, и другая, выпускаемая властями, которая знакомит население с годовым отчетом правительства, бюджетом и правительственными сообщениями.

Учителям, инженерам, телеграфистам, чиновникам и всевозможным экспертам, которые приезжают на архипелаг по контракту на два-три года, жизнь тут поначалу кажется беспросветной, их привлекает сюда лишь возможность скопить немного денег. Но уже задолго до конца контракта эти «временные» жители архипелага совершенно свыкаются с неторопливым, невозмутимым ритмом жизни, который характерен для его «постоянных» жителей.

Однажды у Родди Напьера забарахлил мотор лендровера. Родди разобрал мотор и обнаружил, что испортилась какая-то незначительная деталь. По радиотелефону он заказал эту деталь в Порт-Стэнли. Со склада запасных частей для лендроверов деталь переправили Родди с первой же оказией, то есть через несколько недель. Пилот Джим Керр сбросил пакет с деталью со своего красного гидроплана прямо над домом Родди. Казалось бы, дело в шляпе, но именно эта деталь в моделях последних лет была немного изменена. Через несколько недель Родди доставили другую деталь, но и она оказалась неподходящей.

Спустя три месяца «Фолкленд айлендс компани» отправила в Лондон заказ с точным описанием детали и ее номером по каталогу. Через шесть месяцев из Лондона прибыла посылка, которую тут же переправили Родди на Уэстпойнт. Родди вскрыл посылку и увидел,- что эта деталь не та, какая требуется, но, согласно письменной инструкции фирмы, она подойдет, если ее немного усовершенствовать. Лендровер Родди не пожелал считаться с инструкцией фирмы. Он остался неподвижным.

Снова начались переговоры по радиотелефону, посылка вернулась в Стэнли, а оттуда с новым заказом — в Лондон.

Неподвижный лендровер Родди ожил совершенно неожиданно: один фермер услыхал о страданиях Родди по радиотелефону, который тут слушают все, и вспомнил, что у него в одном уже отслужившем джипе имеется как раз эта деталь. Он вынул ее и переправил Родди. А посылка из Лондона пришла только через год…

Утром небо заволокли тучи. Жители северного полушария назвали бы такую погоду осенним ураганом. В доме завывал ветер, крыша грохотала. Белье Харриет сорвалось с веревки и полетело над лужайкой. Телефонные провода громко гудели. Белые птицы, точно снег, кружили над соседским двором, где валялись брошенные курами куски баранины. Вода в бухте побелела, мелкая морось летела над морем, образуя туманную дымку. Пять лошадей, которых соседи держали только «ради прекрасного удобрения», прижались к торфяному сараю, стараясь укрыться от ветра. Здесь, на архипелаге, в течение одного дня нередко сменяются все четыре времени года. В полдень уже сверкало солнце и ветер совершенно стих. При желании можно было пить кофе на зеленой лужайке. В пять часов пополудни уже нужно было натянуть толстый шерстяной свитер. Вскоре шторм грохотал с новой силой, и люди прятались в свои обогреваемые торфом скорлупки. Трудно быть метеорологом на этом архипелаге!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *