Мошенник Джонни

Оба эти острова очень сильно пострадали от эрозии, там осталось так мало травы, что теперь на них может прокормиться лишь ограниченное количество овец. Пастухам пришлось уменьшить стадо примерно на триста голов. Трупы овец так и остались на острове к великой радости чаек, буревестников и поморников. Теперь они несколько месяцев будут лакомиться бараниной и бараньей требухой.

Любят баранину и своеобразные, похожие на грифов фолклендские каракары56, которых тут зовут Мошенник Джонни. На одном только острове Гранд я увидел на столбах возле овечьего сарая 85 этих хищных птиц. Таких птиц я никогда прежде не видел. У них был взгляд орла, голая шея грифа и тело сокола. Размером они были не больше скопы и имели очень красивое золотисто-коричневое оперение. Если бы из-под перьев не выглядывали набитые мясом зобы, напоминавшие опухоли, красота этих птиц была бы безупречной.

Овцеводы издавна преследовали Мошенника Джонни, и теперь эта птица стала редкостью. В большом количестве каракары сохранились только на островах Джейсон. Некоторые фермеры даже платят премию за клюв Мошенника Джонни. Говорят, будто эта птица убивает овец, в особенности ягнят, но орнитологи считают это маловероятным. Не исключено, что Мошенник Джонни нападает на овец, которые упали от слабости или оттого, что объелись. Овцу, пролежавшую несколько часов на боку, разбивает паралич и тогда грифы-индейки выклевывают у нее глаза. Конечно, Мошенник Джонни присоединяется к грифам. Но поскольку такая овца все равно не жилец на этом свете, работа подобных санитаров должна поощряться, а не наказываться. Когда дело касается природы, человек иногда проявляет поразительную недальновидность.

Однако фермеры, которые не относятся враждебно к окружающим их животным, считают Мошенника Джонни добрым соседом и никогда не обвиняют его в воровстве. Если гриф-индейка, большой поморник или Мошенник Джонни и убивают овцу, то лишь очень ослабевшую, умирающую или больную. Такое кровопускание полезно для стада, и сами фермеры ежегодно убивают до 70 тысяч овец, оставляя трупы разлагаться на полях (Фолклендские острова не экспортируют мясо в страны, нуждающиеся в протеине).

Пока грузили шерсть, я совершил прогулку по острову Стипл. Западный берег его на протяжении нескольких километров был занят колониями пингвинов-скалолазов. Пыль, пропитанная запахом гуано и аммиака, окутывала берег подобно ядовитому облаку.

Я попытался хотя бы приблизительно определить количество обитающих здесь пингвинов, когда они вечером по привычным тропам возвращались к своим гнездам. Однажды я побывал в колонии пингвинов, где один весьма авторитетный орнитолог насчитал сорок тысяч птиц. На западном берегу острова Стипл их явно было в два раза больше. А ведь это не единственная колония на острове!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *