Мы довольны своей судьбой

— По вечерам я шью, вяжу или читаю,— рассказывала мне Лоррен.— И конечно, слушаю приемник или музыку на магнитофоне. А Робин засыпает, даже не успев раскрыть журнала. Ведь ему приходится работать и за хозяина, и за пастуха. Но нам здесь нравится. И здесь вовсе не так одиноко, как может показаться со стороны.

Пол в кухне был неровный, половицы качались и скрипели, но он был покрыт линолеумом в красную и зеленую клетку. Стены тоже были закрыты линолеумом, черным с синим. В доме было необыкновенно уютно, и конечно, перед приездом гостя из далекой страны была произведена дополнительная уборка.

За кухней-гостиной находилась спальня хозяев, рядом — комната для гостей с умывальником, на котором стояли кувшин и таз из толстого английского фаянса. Она была холодной и сырой, как все спальни на Фолклендских островах, но тут тишину ночи не нарушало блеяние овец.

Четвертую комнату в этом пряничном домике занимал склад. Каждая ферма, какой бы маленькой она ни была, имеет специальное помещение, где хранятся все запасы. Каждый день Лоррен «делает покупки» из запасов, рассчитанных на год. Склад пополняется два раза в год, когда «Форрест» доставляет грузы или забирает шерсть.

В предстоящий приход «Форрест» привезет на Си-Лайон первый лендровер (правда, подержанный). Но это, как и все на Фолклендских островах, зависит от погоды, от ветра. На острове нет естественной бухты. Иногда ветер здесь дует с такой яростью, что людям приходится крепко держаться друг за друга.

На огороженном участке кроме жилого дома находится новый курятник и новый, набитый до отказа сарай для торфа. Рядом сложена пирамида сырого торфа. С другой стороны под одной крышей находятся сарай для стрижки овец, мастерская и нечто среднее между ванной и баней. Картину дополняют баки для дождевой воды, ветряной двигатель и безупречная в архитектурном смысле уборная с вырезанным на двери сердечком.

Владения Лоррен не выходят за пределы участка, и, поскольку в течение дня ей поговорить не с кем, она делит с собаками и радости и огорчения. Нигде, кроме Фолклендских островов, я не встречал собак, столь тонко реагирующих на тон голоса или выражение лица.

Дерзкие маленькие крапивники давно уже не боятся Лоррен, они залетают проведать ее прямо в дом, садятся на край плиты и внимательно наблюдают за работой хозяйки.

Изредка Лоррен покидает свои владения и совершает прогулку на огород, который находится в двух километрах от дома на защищенном от ветра склоне. За сплошным забором растет живая изгородь желтого шиповника, неприступная, как крепостная стена. Забор и живая изгородь защищают грядки с картофелем, капустой и морковью. Растут здесь также и богатые витаминами редис, салат, крыжовник и ревень. Никакой тли, никаких личинок, никаких вредных насекомых. Образцовый огород Мак-Гиллов не нуждается в опрыскивании.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *