Несколько слов о переселенцах

Незадолго до моего отъезда в западное полушарие одна газета поместила заметку о планах и маршруте моего путешествия. Через день в мой почтовый ящик упало толстое письмо. В нем говорилось: «Если вы попадете на Галапагосские острова, где у меня живет племянница Глория Люндберг (она единственная шведка на Санта-Крусе), я была бы Вам признательна, если бы Вы передали ей этот конверт…» Я получил так же еще несколько писем к тем, кто волею судьбы оказался переселенцем в предполагаемый рай Зачарованных островов.

Знаменитый американский зоолог Уильям Биб опубликовал в 1926 году книгу о Галапагосских островах, которая быстро разошлась по всему миру. К сожалению, Биб слишком часто употреблял в ней слово «рай». Из-за этого на «райские» острова хлынула волна эмигрантов, среди которых было много и скандинавов, особенно норвежцев. Все предприятие окончилось трагически. Острова оказались раем только для биологов и других ученых. Большая же часть эмигрантов вынуждена была вернуться на родину, в том числе и моя корреспондентка. Другие остались, не побоявшись распространенных там болезней. Горстка выносливых людей живет там до сих пор.

Мать Глории Люндберг умерла в Швеции в 1960 году от тропической лихорадки, которую получила на Галапагосских островах. Конверт, который я должен был передать ее дочери, содержал материнское наследство — 310 крон, которые отправительница не хотела посылать почтой или через консульство… Письмо заканчивалось так: «Р. S. И еще одно. Деньги следует передать Глории лично. И с глазу на глаз. Это ее собственные деньги». Мы дали обещание так и сделать и теперь с интересом ждали встречи с соотечественницей, которая вот уже 30 лет не покидала Зачарованных островов.

Аромат свежего кофе привел нас к серому домику на холме. Дом и огород были огорожены каменной изгородью. С холма открывался чудесный вид на залитую солнцем бухту. Перед домом скандинавского типа кактусы и скалезия образовали непроходимые заросли.

Глория весело приветствовала нас на безупречном шведском языке. Она была взволнованна и о многом расспрашивала, особенно интересуясь событиями в мире. Тоску по Швеции она делила со своим семнадцатилетним белокурым сыном Гуннаром и тремя младшими детьми. В ее рассказе о тридцати годах, прожитых на Санта-Крусе, было много слов о тяжелом труде, но ни разу в нем не прозвучала горечь. Постепенно мы заметили, что стол покрыт совершенно новой скатертью ручной шведской работы, что в вазе лежит еще теплое печенье и что наконец-то мы остались с Глорией одни. Согласно полученным директивам, мы передали ей конверт с материнским наследством. Станет ли оно основанием для долгого-долгого путешествия через океан домой, в Швецию, прочь от этой бесплодной борьбы с кактусами, сорняками и крысами?

Позже мы узнали, что эти деньги были пересланы шведскому консулу в Гуаякиле — возвращение домой началось.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *