Охота с кинокамерой встречает препятствие

Здесь, на границе с Антарктикой, природа и климат жестоки и суровы. Мое первое знакомство с этим подверженным ветрам архипелагом потерпело фиаско. Прелюдией к пятимесячному пребыванию на этих островах, которые на глобусе можно принять за случайные мушиные пятна, послужило происшествие, случившееся со мной на острове Каркасе. Над бледно-серыми, точно посеребренными утесами горного гребня острова ослепительно сверкало солнце. По светло-зеленым пастбищам, раскинувшимся по склону и усеянным крапинками пасущихся овец, ягнят и кричащих Магеллановых гусей50, ползли к морю темные тени туч. Мирно и дружелюбно блестела вода, компания серых дельфинов пребывала в отличном расположении духа. Все было так прекрасно, что мне даже не досаждало тяжелое снаряжение, которое пришлось тащить два километра до колонии королевских бакланов.

В этих местах люди появляются редко, поэтому мое присутствие не привлекло к себе особого внимания. В колонии обитали примерно девятьсот птиц. Я был захвачен этим зрелищем. Одни бакланы возвращались с рыбной ловли, другие, выгнув шеи и тяжело взмахивая крыльями, летели вдоль склона, и каждый нес в клюве материал для гнезда — глину или траву, которые они подбирали по берегам весело журчавшего ручья. Оставшиеся же дом£ птицы клали стены и возводили крепость. При этом каждый норовил стащить что-нибудь у соседа. Они напоминали обыкновенную воровскую шайку, обосновавшуюся между скалами.

Каждая чета строит себе башенку высотой в несколько дециметров. Наверху в углублении на травяной подстилке в свое время вылупится потомство. Бакланы действительно по-королевски красивы и по праву входят в десятку наиболее «хорошо одетых» птиц. Мне еще не доводилось видеть столь очаровательных представителей семейства бакланов, как эти: у них была ослепительно белая манишка, черная, с металлическим блеском спина и величественная осанка. Макушку венчал черный пышный, торчащий вперед хохолок над переносицей горели два ярких оранжевых нароста, глаза были небесно-голубые, а клюв — свинцово-серый.

К тому же бакланы очень миролюбивы, кроме тех случаев, когда их донимают чайки. Тогда они грозно раскрывают клювы и по-змеиному вытягивают шеи. Точно так же поступают они и тогда, когда поморники норовят стащить у них яйца. Тут в бакланах просыпается воинственный пыл, они забывают взаимные распри и общими силами защищают колонию. Сверкают нацеленные на врага клювы, и над склоном, по которому всегда гуляет ветер, летят встревоженные грудные крики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *