Остров Си-Лайон

На самом крупном из островов Си-Лайон, площадь которого достигает почти тысячи гектаров, живут два человека, три овчарки, четыре коровы и около 1 800 овец. Остров принадлежит самым молодым овцеводам на всем архипелаге — Робину и Лоррен Мак-Гилл. Им обоим по 25 лет. Они купили этот остров три года назад у Джима Ли, который за восемнадцать лет своего пребывания на острове до своей эмиграции на Новую Зеландию окончательно истощил его земли и пастбища. В придачу к острову, стоившему 120 тысяч шведских крон, покупатели получили множество обещаний, оказавшихся пустыми словами. На острове все находилось в упадке: пастбища были истощены, ветер уносил последний тонкий слой почвы. Робин и Лоррен работали не покладая рук. Им пришлось уменьшить стадо на четыреста голов; трупы овец, как всегда, были брошены косаткам.

С воздуха остров напоминает накренившуюся подводную лодку. Юго-западный берег крут и высок, его скалы населяют тысячи пингвинов-скалолазов. Нос «подводной лодки» рассекает белопенные волны прибоя. В центре ее возвышается башня — белый дом с красными наличниками и ярко-красной крышей. За кормой лодки — небольшая лагуна, куда приземляется гидросамолет и где на берегу лежит единственное судно — дырявая лодка, которой пользуются очень редко. Сюда никто не приезжает, а если для Мак-Гиллов есть почта, пилот делает круг над домом и бросает пакет вниз.

— Что нам стоит лишний раз слетать на Си-Лайон с посылкой или письмами,— говорит пилот Джим Керр. — Мак-Гиллы симпатичные люди, а Лоррен сейчас полезно лишний разок увидеть самолет и послушать шум мотора. Мне даже с воздуха видно, что у них скоро будет маленький.

Все расстояния и предметы на острове непривычно малы. Мой багаж был доставлен с берега на мотоцикле за два раза. Каждая поездка заняла полчаса. Мотоцикл лавировал по узкой овечьей тропе. Но мотоцикл не единственный здесь вид транспорта. У Робина есть и миниатюрный трактор, предназначенный для экспедиций в Антарктике; высота его — восемьдесят сантиметров, длина — полтора метра. Он легко тащит прицеп с тюками шерсти по ровной местности.

К сожалению, я слишком поздно обнаружил маленькие масштабы предметов на этом острове. Приветствуя красивую улыбающуюся Лоррен, я до крови расшибся о притолоку. Двери в доме были низкие, как в курных избах, и, чтобы пройти в них, надо было согнуться в три погибели.

Сперва мы попали в длинные узкие сени. Из них — в настоящую крестьянскую кухню с грубо сколоченным столом, лавками вдоль стен и полками для посуды. Над новой плитой к стене были прикреплены палки для сушки белья. Несколько стульев, два самодельных коричневых кресла. В одном углу радиотелефон, в другом — обычный приемник и магнитофон, работающие на батареях. Этим и ограничивалась связь с внешним миром. Книги из передвижной библиотеки, стопки старых журналов и фирменный каталог являли собой культурные связи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *