Паломничество святого Франциска

Инструкция запрещает пилотам сажать гидросамолет на озера, глубина которых еще неизвестна. Поэтому мы сели в залив. Ян подрулил к берегу, и я вылез прямо в воду со всем своим снаряжением. Выйдя на берег, я оказался на территории, принадлежавшей чете куликов-сорок. Они бурно запротестовали. Самолет улетел, и я остался наедине с красноногими и красноклювыми куликами-сороками. Они быстро смирились с моим обществом и снова принялись долбить ракушки. Ян обещал прилететь через двое суток. Если позволит погода…

С каждым шагом я открывал новый кусочек природы. Небо над головой не оскверняла ни одна полоска от выхлопных газов, в море не было ни одного нефтяного пятна, вода в ручье была безукоризненно чистой, хотя и с сильной примесью торфа. Магнитофон без помех записывал и шум ветра и крики птиц. И тогда я наивно предположил, что на этот берег еще не ступала нога человека.

Однако в двух шагах от того места, где я наслаждался нетронутостью бытия, возвышались могильные курганы. Правда, они уже заросли мхом и водорослями, но им не могло быть больше тридцати лет. Маленький заливчик в устье речки оказался кладбищем морских слонов, забитых когда-то ради жира. Ребра и черепа еще не поддались тлению, их было столько, что в сумерках я то и дело спотыкался о них. На пригорке еще сохранился фундамент печи. Остатки этого крематория служили теперь укрытием от ветра для хохлатой утки.

В юности я видал гравюру, изображавшую человека в длиннополой одежде, который тащил непосильную ношу по пустынному холодному полю. Вдали высились неприступные горы. Этот бесконечный путь и согнутая фигура производили тяжкое впечатление. У человека были кустистые брови, сморщенный лоб, в руке — посох. Подпись под гравюрой сообщала, что это святой Франциск.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *