Самые смелые в мире птицы

У самой воды, там, где копья морского прибоя обламываются о низкие островки и рифы, я ближе познакомился с пингвинами-скалолазами. Они одновременно были и ярко выраженными индивидуалистами, и нерешительными стадными животными. Часто они подолгу колебались, пока кто-то один не брал на себя инициативу и не увлекал за собой всю стаю, словно знаменосец, шествующий во главе демонстрации.

Они никогда не забывали о возможности появления морского леопарда или кровожадного морского льва. Это единственное, чего они здесь опасаются. Все остальное их не пугает. Это самые смелые и упрямые птицы на свете, которые не колеблясь идут на любой риск — совсем как дублеры в кино.

Много рассветов и закатов мы провели возле скал, где пингвины выходили на берег. Мы не обращали внимания на ветер и холод, на дождь, снег и град. Нас защищали толстые свитера и зюйдвестки и нам ни разу не показалось, что время тянется медленно или скучно. Жизнь здесь била ключом и в вёдро с его скупым солнцем, и в ненастье.

Эстет мог бы тут наслаждаться неповторимыми формами скал и утонченной игрой красок. Эксперт по уличному движению получил бы богатейший материал для исследования поведения жителей острова, не испорченных влиянием правил и объявлений.

У скал, где пингвины-скалолазы выходили на берег, море всегда неистовствовало. Наши киноаппараты и объективы тоже были одеты в зюйдвестки, предохранявшие их от соленой воды. Штативы высились среди камней, как маяки. Но самая главная задача заключалась в том, чтобы найти на этих скользких скалах твердую опору для ног и надежный выступ, за который можно было бы ухватиться, если на тебя неожиданно обрушатся целые каскады воды. Пингвины, выходившие на берег, должны были соблюдать те же правила.

Скалолазы начали возвращаться на берег в четыре часа пополудни. Они выскакивали на поверхность воды, точно поплавки рыбацкой сети, и некоторое время качались на волнах. Их скапливалось все больше, и в конце концов число пингвинов достигало уже нескольких сотен. Откуда-то из бескрайних морских просторов они стекались к этому нагромождению скал и долго высматривали место для выхода, словно не решаясь сделать прыжок. Это была коварная ничейная земля между двумя стихиями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *