Вечером пингвины спешат домой

Маленькая пристань пингвинов была ограничена со всех сторон стометровыми растрескавшимися и источенными скалами с отвесными склонами. Их рассекали три узких ущелья. Это были естественные дороги скалолазов, ведущие к их гнездам.

Самое глубокое из этих ущелий было так же узко и тесно, как переулки в Старом Стокгольме. Поднимаясь по нему,- пингвину приходится тратить не меньше энергии, чем грузчику, который тащит по лестнице рояль. Средняя улица-ущелье тянулась вдоль всего горного склона. С вершины скалы открывался великолепный вид на море и на южный берег Нью-Айленда, возле которого в былые времена пускали фонтаны киты. По утрам по этой дороге тянулся нескончаемый поток пингвинов, похожий на очередь в магазине самообслуживания. Медленно, но целеустремленно двигались пингвины вперед, и мы ни разу не видели, чтобы кто-нибудь из них нарушил очередь. Скалолазы очень строги и избивают тех, кто нарушает границы гнездовых участков или старается пролезть без очереди. Их грубые красноватые клювы и короткие крылья — оружие вполне достойное уважения. А вечером пингвины спешат домой. Набитые криллем желудки тянут их к земле. С вытянутыми вперед головами, с трудом преодолевая встречный ветер, они похожи на коротконогих старушек в косыночках.

Третья, так сказать Столбовая дорога, переваливает через скалу, минует россыпь, затем сворачивает в глубокую расселину и следует вдоль ручейка к глинистому склону, окаймленному туссоком. Пингвины шлепают то по твердому грунту, то по слякоти из гуано с едким, как пот, запахом.

Шлеп, шлеп — только и слышно, когда пингвины прыгают по мокрой жиже. Как правило, возвращающаяся домой процессия хранит молчание. Вид у пингвинов подавленный, как у футбольной команды, которая только что потерпела поражение. У небольшой скалы с пологими склонами пингвины останавливаются в молчании, чтобы немного отдохнуть. Бывает, один выбьется из очереди в поисках более легкого пути, но быстро возвращается к остальным. И подъем продолжается. Все выше и выше ползут черные трудолюбивые карлики. Слышно, как их когти скребут и царапают камень. Камни, по которым миллионы пингвинов ходили сотни и тысячи лет, испещрены глубокими царапинами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *