Вместо предисловия

Животная и растительная жизнь на островах в океане

Когда листаешь воскресный выпуск крупной шведской газеты, встречаешь множество объявлений, рекламирующих путешествия в дальние страны, причем в последнее время все более обращается внимание на места, которые раньше было принято называть экзотическими — иными словами, на места отдаленные, незнакомые, будоражащие воображение. Теперь уже никого не удивляет, когда человек отправляется в другое полушарие, в тропики, в Арктику или в Антарктику.

Но зачем ехать на Фолклендский архипелаг? Кому нужны эти маленькие острова, затерянные в южной части Атлантического океана на границе с Антарктикой, безлесные, исхлестанные ветрами и большей частью необитаемые? Что это — погоня за оригинальностью или желание первым поведать миру о малоизвестном кусочке земного шара? На последний вопрос я могу честно ответить — нет. На первый могу ответить лишь одним словом — пингвины.

Может быть, мысль о Фолклендских островах впервые пришла мне в голову, когда я прочел об истреблении самых крупных, животных земного шара — китов. О гигантских бездействующих китобойных базах в Норвегии. Еще совсем недавно Фолклендские острова служили для них своего рода полустанком по пути на остров Южная Георгия, где находится крупнейший китобойный порт южного полушария. В былые времена китобойные суда, спасаясь от штормов, искали пристанища на Фолклендских островах и заменяли китовый жир пингвиньим. Сотни тысяч этих доверчивых птиц погибли в салотопнях.

Сперва у меня была мысль написать о пингвинах, живущих на островах Маккуори, лежащих к юго-западу от Новой Зеландии, или о пингвинах Кергелена — острова, затерянного в Индийском океане. Но потом я узнал, что только на Фолклендских островах можно встретить одновременно пять видов субантарктических пингвинов. В самой Антарктике гнездятся лишь два вида пингвинов — императорские и Адели. Таким образом, Фолклендские острова оказались самым подходящим местом для знакомства с этими необычными представителями птичьего мира.