Все началось так прекрасно

С гребня холма я увидел следующее озеро и, чтобы без нужды не оповещать о своем прибытии его обитателей, несмотря на тяжелую ношу, направился к нему по ложбине. Усилившийся ветер помогал мне, подталкивая в спину. Забравшись на другой холм, я увидел в бинокль белую, похожую на лебедя птицу, плававшую среди Магеллановых гусей. Я наметил ложбину, которая должна была вывести меня к берегу таким образом, чтобы я не привлек к себе слишком большого внимания. Однако по пути я нечаянно разбудил трех гусей, которые с громкими криками бросились в воду. Мое присутствие было обнаружено.

Я быстро сбросил рюкзак, раздвинул ножки штатива, навел киноаппарат, и тут же, словно по указке режиссера, проплыли двенадцать белых кораблей с черными мачтами и красными вымпелами. Лебеди облюбовали маленький заливчик, и пригорок мешал им обнаружить оттуда то место, куда я пробрался незамеченным. Три разбуженных гуся подняли на озере тревогу, и лебеди полюбопытствовали о причине шума. Я замер, пригнувшись, насколько можно, и они, не видя меня, подплыли совсем близко. Это были чрезвычайно редкие южноамериканские черношеие лебеди (Cygnus melanocory phus). Охваченные страхом, они, конечно, чувствовали какое-то неуловимое изменение в привычной местности. Коричневые волны, освещенные пробивающимися сквозь тучи лучами, изумительно красиво контрастировали с белыми телами птиц. Присутствие киноаппарата не показалось лебедям настолько опасным, чтобы тут же обратиться в бегство. Начало оказалось более удачным, чем я мог надеяться…

Когда я во второй раз пришел на этот водоем из Маре Харбор с очередным грузом снаряжения и провианта, здесь дул бешеный ветер. Он рвал на части мою небесно-голубую палатку. Над водоемом неслись низкие лиловые тучи. Лебеди исчезли. Ветер кропил берега озерной водой. Восемь маток с блеющими ягнятами промчались по пригорку позади палатки. Может, они спешили укрыться от приближающегося урагана?

Мне надо было провести рекогносцировку соседних озер, но ужасно не хотелось вылезать из уютной палатки. В конце концов добрые намерения победили.

Ветер срывал с меня одежду, впивался ледяными иголками в щеки, не давал распрямиться. Палатка чуть заметным пятном растаяла вдали, низкие тучи были похожи на летящее тряпье. Хлынул дождь. Я вмиг промок до нитки. Вернуться в палатку тем же путем мне не улыбалось. Уж лучше было идти в обход вокруг озера. Расстояние было примерно одинаковое, а на новом пути могло попасться что-нибудь неожиданное. Надежда на неожиданное всегда облегчает путь. Я все равно вымок. Хуже не будет…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *