Вспомнили про архипелаг

Вскоре после этого архипелаг, которого справедливо опасаются все моряки, был надолго забыт. Только в феврале 1764 года французский мореплаватель Антуан де Бугенвиль водрузил в Порт-Луисе в заливе Беркли на Восточном Фолкленде флаг с французской лилией. С помощью колонистов и своей команды он заложил здесь форт. Мальвинские острова стали принадлежать Франции.

Немногим позже Джон Байрон сошел на берег менее крупного острова в западной части архипелага, не имея ни малейшего понятия о том, что французы считали эту землю своей, и провозгласил этот остров, а также все близлежащие острова владениями Англии. Стоял обычный пасмурный день с ураганным ветром и высокой волной. Название Порт-Эгмонт в память Джона Персиваля графа Эгмонта, человека, прославившегося тем, что он никогда не улыбался, как нельзя лучше подходило для этого места.

А название «Фолклендский» архипелаг получил в честь известного политика Люциуса Кэри виконта Фолкленда.

Два судна Джона Байрона обогнули новую британскую колонию, так и не обнаружив французского форта в заливе Беркли. Затем Байрон направился в Магелланов пролив, пополнил там запасы продовольствия и отправил один из своих кораблей домой в Англию с сообщением об этом незначительном прибавлении в Британской империи XVIII века. Сам же поплыл дальше, продолжая свое кругосветное путешествие.

Испанцы, считавшие себя, согласно санкции папы, владельцами всех земель в этой части света, узнали наконец о деятельности французов и англичан. Одно время казалось, что все три страны вот-вот схватятся за оружие ради этих никому не нужных островов. Однако проблема была разрешена с помощью переговоров, интриг и торговых договоров. Французы покинули Иль Малуин. Испанцы покинули Ислас Мальвинас. Фолклендские острова остались за англичанами. Теперь лишь китобои да охотники на тюленей изредка заходили на архипелаг.

Аргентина, провозгласившая в 1816 году свою независимость, считала Ислас Мальвинас своей собственностью, полученной в наследство от испанского владычества. Она использовала архипелаг в качестве колонии для ссыльных, возложив управление на губернатора и капралов. Когда англичане в 1833 году вернулись на архипелаг со своим флагом, флотом и губернатором, Аргентина восприняла это как вторжение на ее территорию, хотя англичане дали островам статус колонии Британской империи и не отказывались от своих прав на них.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *